Интервью корреспонденту журнала «Образ жизни» (здесь опубликована полная версия, сокращенную читайте в №4 «Образ жизни» 2013г.).

cover-final

Корр.: Александр Михайлович, расскажите, пожалуйста, как Вы решили связать свою жизнь с пластической хирургией?

АМ: Достаточно случайно. К тому моменту я уже почти 10 лет работал в отделении неотложной хирургии груди и живота Института им.Склифосовского, самостоятельно оперировал, дежурил и в приемном, и в оперблоке, защитил категорию и диссертацию, стал научным сотрудником… В общем двигался по карьерной лестнице. В один прекрасный день судьба неожиданно свела меня с моим будущим коллегой и я как-то внезапно понял, что до того занимался не своим делом, а вот пластика — это мое. Вместе с тем я благодарен судьбе, за тот неоценимый опыт который дала мне работа в экстренной хирургии. Это был период подъема популярности пластических операций и многие молодые хирурги, в погоне за хорошими заработками сразу после института шли в эту специальность, не успев набрать клинической практики. Это привело к росту количества осложнений и некоторой дискредитации специальности в начале 2000х годов: молодые врачи, быстро научившись увеличивать грудь и делать липосакцию, зачастую просто не дооценивали объема вмешательства, состояние здоровья, наличие сопутствующей патологии, возраст… И соответственно вовремя не могли распознать осложнений, так как никогда их не видели и в лучшем случае читали о них в книжках. Я думаю, что от части именно этим обусловлен некоторый негативный оттенок в отношении к пластическим операциям, который мы наблюдали некоторое время тому назад в СМИ. Сейчас жизнь все постепенно расставляет на свои места. Молодой специалист, как бы талантлив он не был, у какого мэтра он не прошел обучение становится хирургом только годам к 30-35, а вообще-то к 40, когда он не просто начинает самостоятельно делать операции, но и выхаживать своих пациентов.

abakumov

Ссылка на печатный вариант статьи

 

Корр.:  Как Вы считаете, что главное в Вашей работе?

АМ: Хороший вопрос. Конечно, слова о том, что нужно быть специалистом в своей области, постоянно профессионально совершенствоваться, быть внимательным к своим пациентам, иметь сострадание, такт и совесть — правильные, но слишком очевидные ответы. Это само собой разумеющееся. Рассказывая о своем пути в пластическую хирургию, я не упомянул о том, что на самом деле у меня было одно очень важное обстоятельство: я учился у одного профессора, доктора медицинских наук, очень уважаемого и авторитетного в России и за рубежом хирурга — своего отца. Так вот он, на своих обходах часто говорил две вещи: «читайте толстые книги, в них все написано» и «самое главное во время операции — вовремя остановиться!» Становясь старше и набирая собственный опыт я все чаще прихожу к заключении о том на сколько это верно подмечено. Именно умение не идти на поводу, отказать если нужно, определить грань за которой продолжение операции становится неоправданно опасным — вот самое главное в профессии хирурга. Любого, в том числе и пластического…

 

Корр.:  Александр Михайлович, Ваша практика охватывает разные виды пластической хирургии. Какие операции представляют для Вас наибольший профессиональный интерес?

АМ: Не скрою, я придерживаюсь мнения, что ни один человек не может быть специалистом во всех областях. Хочу особо подчеркнуть, что в данном случае излишни эпитеты: классным специалистом, большим, великим и т.д. как говорил классик: осетрина бывает только одной свежести — первой, так и специалист. Лично для себя я уже давно очертил круг профессиональных интересов и наверное проще начать «от обратного». Я практически не оперирую нос. Я не занимаюсь тотальной коррекцией возрастного лица и изменением внешности. Есть две операции, которые я позволяю себе на лице: пластика век и пластика ушных раковин, впрочем последняя уже не совсем лицо… :) А вот все, что ниже шеи — мое: увеличение, уменьшение, подтяжка груди (в том числе у мужчин), абдоминопластика в разных вариантах, липосакция, пластика голеней и ягодиц, бодилифнинг, подтяжка бедер и плеч и т.д.

Корр.:  К Вам обращаются люди, которые хотят стать красивее, и они надеются, что их жизнь изменится в лучшую сторону. Как Вы считаете, действительно ли секрет счастья во внешней привлекательности?

АМ: Нет, конечно. Но внешняя привлекательность для очень многих людей существенная часть счастья. Ведь это очень субъективный вопрос. И по большей части проблема имеет психологический характер. Однако эти, первично психологические проблемы , подчас могут приводить к реальным негативным последствиям для жизни и здоровья пациентов. И если существует способ избавится от этих комплексов, то почему это не сделать? На сегодняшний день хирургические технологии отработаны на столько, что улучшать что-то на данном техническом и технологическом этапе развития человечества просто некуда. А многие весьма авторитетные пластические хирурги указывают на то, что современные инновации, есть не что иное, как возвращение к уже хорошо забытому.

 

Корр.: Мода на красоту изменчива. Меняются ли со временем критерии красоты у Ваших пациентов?

АМ: Изменчива, но все же не так как например fashion. Все таки эти представления куда более стабильны во времени. А потом ведь существует понятие об отсутствии предела для совершенства. И достигнув соответствия по одним критериям, человек переходит к другим. При чем у разных людей этот набор разный. Мы можем говорить только о средне статистических представлениях об идеале. На мой взгляд он стабилен уже не один десяток лет, а что будет дальше? Кто знает?!

Корр.:  Александр Михайлович, насколько важно в Вашей работе быть хорошим психологом?

АМ: Это неотъемлемая часть нашей работы и этот вопрос имеет прямую связь с предыдущим. Ведь важно даже не на сколько результат той или иной операции близок к эталону, идеалу, а то на сколько он нравится пациенту. А ведь мы под час люди настроения. Сегодня нравится одно, завтра другое… Это может иметь позитивные последствия, а может и наоборот. Кроме того возможности пластической хирургии широки, но не безграничны. Иногда просто невозможно достичь того результата, который хочет пациент. И если не суметь объяснить этого, то можно при технически правильном результате иметь несчастного и недовольного пациента. И лучше это делать до операции, а не после.

Корр.:  Считается, что весна – сезон пластической хирургии. Какие операции на Ваш взгляд сейчас наиболее актуальны?

АМ: Ну здесь все традиционно. К пляжному сезону у женщин популярно увеличение груди, липосакция и  снижение веса. Мужчины в последнее время тоже не отстают, избавляются от зимних запасов. :)

 

Корр.:  Пластическая хирургия развивается семимильными шагами, какую из NEW-методик Вы находите наиболее успешной?

АМ: Повторюсь, но скажу еще раз: на сегодняшний день нет New-методик. Все эти New уже кто-то когда-то пробовал.  Хирургия консервативная сфера. По настоящему новое у нас бывает редко. В обозримом прошлом это только приход видеоподдержки с возможностью эндоскопических операций и портативных фракционных лазерных установок для хирургической косметологии. Но сегодня это уже нельзя назвать новым.

Корр.:  Александр Михайлович, в чем заключается Ваш секрет успеха?

АМ: Он прост — каждодневный, скрупулезный труд и человеческое отношение.

abakumovoper